Инвалиды совести: как телеканал Овсянникова обманывает зрителей

Журналисты губернаторского телеканала «ИКС» пробили очередное дно. Притворившись, что снимают сюжет о достижениях спортсменов-инвалидов, они смонтировали их нейтральные рассказы о себе в ролик, порочащий их тренеров.

Инвалиды-колясочники, старики, родители больных детей — для журналистов правительственного телеканала «ИКС-ТВ» не существует запретных приемов.

На сайте телеканала 1декабря появился ролик о «коррупционном скандале» в Центре адаптивного спорта «Инваспорт», возглавляемом Евгением Мащенко – депутатом заксобрания из оппонирующего Дмитрию Овсянникову блока Чалого. По сравнению с этим роликом (его можно посмотреть ниже – прим.) подлог картинки в сюжете о заседании заксобрания покажется невинной шалостью.

У Овсянникова с Мащенко не просто конфликт: губернатор решил устранить из заксобрания депутата, подведя его под уголовное дело.

Решили надавить

Началось все осенью прошлого года, когда глава города вызывал к себе чаловцев по одному и намекал, чтобы те переходили в лагерь его сторонников в заксобрании. Был среди них и Мащенко — единственный из блока Чалого, кто работает в бюджетном учреждении, подведомственном правительству. Депутаты на уговоры не поддались и продолжали голосовать так, как считали нужным.

Тогда в правительстве решили на Мащенко надавить. В феврале 2018 «Инваспорт» пришла проверка Главного контрольного управления правительства – уже вторая за четыре года. Ни одно из подведомственных управлению молодежи и спорта учреждений столь пристальным проверкам не подвергалось.

Результатам этой проверки и был посвящен сюжет «ИКСа», превратившийся в образец подлога и передергивания фактов.

Начинается сюжет со съемок тренировки танцора на колясках Игоря Давыдова, который недавно привез золото с чемпионата России. В чем заключается замысел посетивших их журналистов, ни сам Игорь, ни его тренер Надежда Червева не знали. Оба считали, что съемочная группа «ИКСа» приехала снимать сюжет о победе Игоря — по крайней мере так они наивно объяснили себе цель приезда. Когда им стали задавать вопросы о делах «Инваспорта», и тренер, и спортсмен удивились. «Мы были в шоке, – говорит Червева. – Не могли понять, зачем это».

В сюжете есть момент с обзвоном, так называемых, «мертвых душ» — родителей детей, которые якобы числились в «Инваспорте», но на тренировки не ходили. Разговор с ними должен был стать доказательством того, что учреждение на самом деле инвалидами не занимается.

Но оказалось, что перебои с тренировками инвалидов – целиком на совести чиновников правительства. То есть, это дело рук хозяев телеканала «ИКС».

«Примечания» позвонили одной из собеседниц «ИКСа», Елене, сын которой занимался в «Инваспорте» (ее номер телефона мелькнул в кадре). Женщина рассказала, что ее сын действительно ходил на тренировки совсем недолго, но занятия ему очень нравились. Правда, со спортом пришлось расстаться — отделение осталось и без тренера, и без зала.

Два года назад «Инваспорт» набрал группу детей на отделение боччи (игра с мячами на колясках — прим.), которое занималось в зале реабилитационного центра при храме Св. Николая в Камышовой бухте. Через несколько месяцев тренер уволилась, а церковь заключать официальный договор на аренду зала не захотела. Спортсменам предложили перевестись в группы, занимающиеся на «Муссоне», но такой вариант подошел не всем родителям — добираться общественным транспортом с ребенком на коляске весьма непросто.

Копейки на инваспорт

Когда власти закрыли спорткомплекс «Муссон», группы боччистов перебрались на стадион «Металлист» на корабельной стороне — в холодный, неотапливаемый зал, где нет приспособленного для инвалидов туалета.

И во всем этом правительство Севастополя, лишившее детей и инвалидов единственного спортивного объекта в городе, аккредитованного для проведения соревнований, обвиняет «Инваспорт».

Что касается самой проверки, указанные в ней «нарушения» буквально притянуты за уши, говорят в «Инваспорте». В сюжете «ИКСа» начальник отдела контроля Главного контрольного управления Севастополя Ирина Бегаль заявляет, что Центр отклонился от госзадания, выполнив его на 90%.

Но никакой крамолы в этом нет: закон допускает отклонения от плана в пределах 10%, ведь в спорте работают живые люди. Кто-то из тренеров увольняется, кто-то уходит в армию или на больничный, спортсмены, особенно новички, часто забрасывают тренировки – все невозможно предусмотреть.

Якобы обнаруженное ревизорами завышение заработной платы руководящего состава – явное лукавство. Дело в том, что директор «Инваспорта» Евгений Мащенко сам тренирует спортсменов секции плавания, а его заместитель Анна Мельникова — тренер по бочче. Однако государство считает, что совмещать эти должности во времени нельзя: если тренер отлучился на тренировку или поехал со своими воспитанниками на сборы или соревнования, за эти дни или даже часы оклад по административной должности он получать не должен.

Выполняются ли при этом формальные обязанности, в порядке ли документы — никого не интересует. Как не интересует вопрос переработок. Ведь в «Инваспорте», как и в любом другом бюджетном учреждении временами случаются завалы, когда люди остаются на работе после рабочего дня, чтобы решить какой-то бумажный вопрос. Видимо, у контролирующих чиновников есть лишь одна цель — максимально сэкономить, не дав людям, у мизерными окладами  (у молодых тренеров — 11 тыс. рублей), заработать лишнюю копейку.

«У нас самые опытные тренеры с огромным стажем, воспитывающие чемпионов России, призеров кубков России, чемпионов Паралимпийских игр со всеми совмещениями, надбавками, премиями и стимулирующими получают едва ли 50-60 тысяч», — говорит Мащенко. В масштабах затрат на отечественный инваспорт это копейки.

Руководство Центра обвиняют в выдаче средств на командировки без подтверждающих документов. И это тоже неправда. Документы есть: за 2016-2017 годы, которые и были объектом проверки, в Центре собрали три огромных папки.

Вот в таких папках в Центре «Инваспорт» хранят всю финансовую отчетность по поездкам на сборы и соревнования

Но оказывается, не все бланки удовлетворяют ревизоров. Просто чеки с мокрыми печатями они принимать отказались. Не берутся во внимание и квитанции такси – с перевозчиками вообще требуют заключать отдельные договоры.

«Выполнить все требования сложно, – говорит Евгений Мащенко. — Вот сейчас мы летим на Кубок России по плаванию. Прилетаем в Москву, дальше нам нужно добираться в Раменское. Общественного транспорта, на котором могли бы поехать наши спортсмены, там нет».

Получается, тренеру нужно не просто заказать специальную машину для перевозки колясочников, а найти тех, кто согласится подписать договор.

Вот такие чеки с мокрыми печатями ревизоры не приняли. Должны быть бланки строгой отчетности и договоры, говорят они

Большая часть «финансовых нарушений» в проверке – по госзаданию сборной по керлингу, которая в этом году заняла 4 место на Кубке России, где выступало 12 сильнейших команд страны. В мае 2017 года тренера команды забрали в армию, и состав временно оставался без руководителя. Спортсмены продолжали тренироваться сами на льду «Муссона», а после закрытия ТЦ – перешли к тренировкам по ОФП и тактике.

Но чиновники считают: раз тренера не было, то и тратить средства на аренду тренировочных площадей «Инваспорт» был не в праве.

Сейчас, когда ледовая команда по вине правительства осталась без льда, в управлении молодежи и спорта вообще предлагают команду распустить. Поиском альтернативного льда кроме тренеров и Мащенко в городе никто не занимается, чиновников интересуют лишь отчеты.

Еще один манипулятивный момент — история со зданием на ул. Корчагина, 30. Журналисты «ИКСа» пытались намекнуть, что Мащенко в обход бухгалтерии сдал вверенную ему городом недвижимость неизвестным коммерсантам.

Евгений Мащенко поясняет, что эти помещения были выделены «Инваспорту» еще при губернаторе Меняйло. Но вскоре была проведена экспертиза, и выяснилось, что для спортобъекта здание не пригодно — в его несущих конструкциях есть трещины. Тогда «Инваспорт» попросил город имущество забрать. Пока искали новых хозяев прошло почти два года, в течение которых здание пустовало.

Документ о передаче здания «Инваспорту», датированный 2015 годом. По нему видно, в каком состоянии были передаваемые помещения

В один прекрасный момент рядом со зданием появился рынок, и в имущество «Инваспорта» самовольно заселились торговцы.

Мащенко обратился к главе ДИЗО Рустэму Зайнуллину с вопросом, на каком основании торговый объект расположился на земле спортивного учреждения. Но чиновник заверил депутата, что это временно.

Так что «Инваспорт» на Корчагина, 30 официально так и не заселился. А летом 2018 года здание было официально передано новому владельцу — Городскому центру социальных и спортивных программ Севастополя, курирующему севастопольские детские клубы.

Журналисты «ИКСа» обманом заманили в кадр и самого Евгения Мащенко.

«Это был единый день депутатского приема, – рассказал он «Примечаниям». — «ИКС» пришел на прием с 92-летней бабушкой, которой нужно было решить вопрос об установке газовой колонки. Я начал расспрашивать, куда она обращалась, выяснять обстоятельства, мой помощник начал заполнять заявление на имя депутата. Весь этот процесс они снимали на камеру, а потом попросили комментарии и, среди прочих, задали вопрос по проверкам «Инваспорта». Я ответил, что рассказал все на своем брифинге».

Посмотревшие сюжет «ИКСа» воспитанники «Инваспорта» не могут сдержать возмущения. «Почему нам не позвонили?» — говорят спортсмены и их родители.

«Когда я увидела этот сюжет, мне стало плохо, «скорая» еле откачала, – рассказала «Примечаниям» мать одной из спортсменок Лиля Сошникова, – Как можно обвинить «Инваспорт»? Так, как помогает нам Мащенко и наш тренер Анна Анатольевна [Мельникова] нам не помогает никто. Наши инвалиды не попрошайничают, не спиваются, они целенаправленно занимаются спортом. Это их жизнь».

Дочь Лили занимается боччей с 2011 года, выполнила 1-й взрослый разряд, вошла в топ сильнейших спортсменов России. За это время девочка, которой ставили умственную отсталость, благодаря игре сильно подтянулась по учебе. Закончила школу, сдала ЕГЭ и поступила в университет.

«Мы очень благодарны, — продолжает Лиля Сошникова. – Эти люди относятся к нам, как в родным. Когда они едут на соревнования, тренер таскает тяжелые коляски, моет им попы, переодевает памперсы. Понимаете, чужой человек не будет мыть инвалида. Родители не всегда могут сопровождать, Анна Анатольевна сама ищет тех, кто согласится на эту работу. Обвинять их в том, что они обижают инвалидов — преступление».

Дочь Ирины Плакуты занимается боччей с 2010 года, она серебряный призер кубка России, мастер спорта. Нас лишили зала на «Муссоне», возмущается Ирина в разговоре с «Примечаниями», а теперь хотят вообще уничтожить «Инваспорт».

Политические цели

Цель у сюжета — чисто политическая, и информация, поданная в ролике, извращена, считает член сборной по бочче Виктор Белочук. Он занимается в «Инваспорте» почти 10 лет, с 2009 года, и за это время ни разу не видел, чтобы тренеры пытались нажиться на спортсменах. Наоборот, все поездки на сборы, соревнования, оплачиваются, а руководство Центра болеет за каждого.

Похоже, в «Инваспорте» так до конца и не поняли, с чем имеют дело. Команде губернатора плевать на инвалидов, главное — подчинить себе этот город и безраздельно им распоряжаться. И в этом ему помогают пиарщики, готовые без зазрения совести лгать за бюджетный счет.

Недаром одним из камней преткновения в рассмотрении бюджета на 2019 год было финансирование «ИКСа». Депутаты срезали дотации телеканала до 20 млн рублей в год, но правительство требует 100 млн — якобы без этих средств канал будет поставлен на грань выживания.

Дошло до того, что Овсянников может оставить город вообще без бюджета: вчера он ветировал недавно принятый трехлетний финансовый документ и вернул бюджет на рассмотрение депутатов.

Оставить комментарий