«Отсутствие генплана остановит развитие Севастополя», — Вячеслав Горелов

В прямом эфире программы «Почти полдень» в студии ForPost с главой комитета законодательного собрания по градостроительству и земельным вопросам Вячеславом Гореловым обсудили, почему угрозу расторжения правительством контракта с московскими разработчиками генерального плана Севастополя можно назвать «тихой катастрофой».

«Расторжение отложит принятие генплана Севастополя как минимум на 1,5–2 года. Создаётся впечатление, что в городе выстраивается система, при которой как раз желательно отсутствие правил игры, когда губернатор говорит: „Правила игры здесь — это я!”. Если так, то логика и цель становятся понятными: не дать возможности нынешнему депутатскому корпусу рассматривать и утверждать проект генплана и сделать так, чтобы генеральный план рассматривало и утверждало то законодательное собрание, которое будет после сентября 2019 года», — объяснил Вячеслав Горелов.

Читайте по теме: Генплана Севастополя не будет?

Озвучивая позицию большинства депутатов, Вячеслав Горелов утверждает: если в проекте генплана будут принципиальные риски для Севастополя, такой план заксобрание не утвердит. А с такой настроенностью парламентариев, судя по всему, лучше к генплану их не допускать, а дождаться окончания их каденции.

По словам депутата, об угрозе расторжения контракта с разработчиками заявили после их отказа губернатору внести изменения в проект, которые не были документированы и подписаны.

«С 1 января 2019 года проекты ФЦП могут остановиться, потому что не будет Генплана — не будет правил землепользования и застройки. Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы генплан был внесён в публичное пространство, чтобы он стал понятным людям, чтобы были проведены публичные слушания и чтобы он был принят в кратчайшие сроки».

Почему рассмотрение на заседании архитектурно-художественного совета проекта элитного коттеджного посёлка в Байдарской долине депутат считает провокацией и кто и зачем оживляет проект, на котором был «поставлен крест», бросая тень на разработчиков генплана, — выяснила Екатерина Бубнова.

Напоминаем, что смотреть прямые трансляции программы «Почти полдень», а также комментировать и задавать вопросы в прямом эфире можно на страницах ForPost в социальных сетях «ВКонтакте», «Фейсбук»  и в «Однокласниках», а также на стрим-каналах YouTube TV-ForPost и Sevastopol Life, на Ustream-канале ForPost Sevastopol и в Periscope TV ForPost Sevastopol. Также запись программы транслируется на телевизионном канале НТС

Почти полдень в Севастополе, в студии Екатерина Бубнова. Сегодня наш гость – депутат Законодательного собрания Вячеслав Николаевич Горелов. Вячеслав Николаевич, здравствуйте.

Здравствуйте.

Я прошу прощения за свой глубокий контральто. Сегодня немного болею, поэтому прошу нас понять, простить и потерпеть. Тема важная, поэтому, собственно говоря, пропустить эфир было невозможно. Я начну с того, что произошло. Мне кажется, я прямыми словами буду говорить об этом, что это тихая катастрофа, такое ощущение у меня. Речь сейчас идёт о разрыве контракта с московской организацией, которая готовила генплан Севастополя. Не знаю, покажется ли эта тема и это решение правительства Севастополя, губернатора Севастополя, горожанам такой катастрофичной, как мне. На ваш взгляд, что произошло? И почему это так опасно? Что это несёт городу? И почему это касается каждого?

Давайте по порядку. Первое: расторжение контракта пока не состоялось. Речь только об угрозе, хотя, как говорят в шахматах, угроза сильнее исполнения.
Ситуация будет крайне плохая, если такое расторжение состоится, потому что это затянет принятие генерального плана Севастополя как минимум на полтора-два года. Генеральный план Севастополя, даже имеющий недостатки какие-то непринципиальные, не ключевые, всегда лучше, чем отсутствие генерального плана вообще. Это правило такое.
Если у вас нет правил игры, то это совсем плохо. Мне кажется, что в городе выстраивается система, при которой как раз желательно отсутствие правил игры. Когда губернатор говорит: «правила игры – это Я». И если мы это примем за некоторую основу, то логика возможного расторжения контракта с разработчиками НИПИ генплана Москвы – это вполне понятная логика. Такое расторжение чревато целым рядом проблем. И мне кажется, что основная задача губернатора, даже не задача, а цель его заключается в том, чтобы не дать возможности нынешней каденции, нынешнему депутатскому корпусу рассматривать и утверждать проект генерального плана. Вот это главное.
Во имя чего это делается? Главная цель — сделать так, чтобы генеральный план города Севастополя рассматривало и утверждало то Законодательное собрание, которое состоится после сентября 2019 года.

Почему?

Я неоднократно говорил, что если в проекте генерального плана будут принципиальные риски для Севастополя, мы такой генплан не утвердим.
Теперь следующее. Для того чтобы этой цели (непринятие генплана, — ред.) достичь, необходимо как раз то самое расторжение контракта, о котором мы сказали с вами.

При этом решается две задачи. Одна задача — не публичная, вторая — публичная. Из чего стоит непубличная задача? В начале сентября, если я не ошибаюсь, 6 сентября состоялось заседание Комиссии по рассмотрению проекта генерального плана, которое возглавил Пономарёв Илья Вячеславович. Был составлен протокол, в котором, если не сильно опять-таки ошибаюсь, 26 или 27 пунктов. И после этого, как ни странно, этот протокол подписан не был — ни губернатором, ни Пономарёвым. Но к разработчикам генерального плана стал обращаться губернатор  Севастополя с требованием внести в проект генерального плана такие изменения, которые не документированы, которые не подписаны.

Разработчик сказал: «Мы готовы внести изменения, только вы, пожалуйста, подпишите протокол». Протокол подписать отказываются. После этого где-то примерно недели полторы тому назад состоялся ещё один последний из известных мне разговоров Овсянникова с разработчиками проекта генерального плана, в котором он снова потребовал внесения этих самых негласных изменений, и разработчики снова отказались. После этого прозвучала угроза о расторжении контракта. Вот это непубличная сторона.

Публичная сторона заключается в том, что на минувшей неделе, в четверг, была организована, по сути дела, провокация в Севастополе, которая была связана с рассмотрением на Архитектурно-художественном совете так называемого проекта Алибаирского лицея.

Были приглашены разработчики этого лицея, инициаторы этого проекта и само рассмотрение вызвало совершенно однозначную реакцию как со стороны членов Архитектурно-художественного совета, так и со стороны севастопольской общественности. Вот это публичная сторона. Хотя на самом деле тут надо помнить, что Щукин Антон Константинович, который представлял этот проект на совете, он, вообще говоря, не является уже разработчиком генерального плана. Он трудится в московской «Урбанике», но при этом хочу заметить, что разработчиками генплана, проекта генплана, являются НИИПИ генплана Москвы и питерское головное отделение «Урбаники», которое находится в Ленинграде.
И вообще говоря, на заседании совета было понятно, что людей просто подставили в каком-то смысле, возможно, использовали втёмную. Потому что они искренне недоумевали, почему такая реакция у людей, у членов совета на предлагаемый проект.

Давайте напомним историю.

Давайте.

Это обсуждается история о строительстве…

Элитного…

Тут очень такая занятная история, когда, на наш взгляд, строительство элитного коттеджного посёлка с частной школой и частным детским садом пытались…

В Байдарской долине.

В Байдарской долине, да, на землях, которые предназначены для сельского хозяйства…

На землях сельхозназначения в границах ООПТ и в границах второго и третьего поясов зоны санитарной охраны Чернореченского водохранилища.

При этом важно, что в частной собственности эта земля находится.

Да.

Нельзя менять назначение земли… И при этом этот проект выдаётся за социальный, как некое прекрасное учебное заведение с общежитиями для семей и учеников. Как это уже было проделано в Ласпи.

Да. Некая Ласпинская история-2. Она ещё интереснее на самом деле. Когда в июле прошлого года, в июле 2017 года работала Согласительная комиссия по замечаниям и предложениям севастопольцев по проекту генерального плана, то на одном заседании этой комиссии вдруг неожиданно появились в полном составе все муниципальные депутаты, которые входили в состав этой комиссии. И как раз чудо — в этот день как раз пришли инициаторы этого проекта и стали рассказывать о строительстве этого коттеджа. При этом большинство голосов было муниципальщиков, несмотря на возражения  Аксёнова, Горелова, Донца. Они продавили голосованием принятие этого проекта и включение его в проект генерального плана.

Разработчики проекта генерального плана, как положено по материалам Согласительной комиссии, вносят вот в этот проект в Байдарскую долину, но в мае месяце губернатор своим решением отменяет эту застройку. То есть полгода тому назад было понятно, что этому коттеджному посёлку в Байдарской долине не быть. И вдруг ни с того ни с сего…

И при этом их всё равно отправляют на Архитектурный совет!

Да. Точно. Почему такое недоумение было. И вдруг ни с того ни с сего в конце октября — в начале ноября они приезжают в город Севастополь рассказывать о том проекте, на котором уже поставлен крест. Вот это публичная часть.

Обнадёжили…

А теперь публичная часть используется для того, чтобы громко сказать: «Вот видите, севастопольцы возражают».

Есть какое-то очень жёсткое ощущение игры в напёрстки. У меня еще есть чувство кластерного подхода к подлости.

Странно, у меня то же самое.

Простите за такие формулировки, но тем не менее.

У меня то же самое.

То есть когда ты, изначально принимая какое-то решение с негативным шлейфом для города, при этом выдаёшь его в публичном поле как чужой просчёт, и на этом основании какие-то свои дела решаешь…

Катя, вспомни просто декабрь 2017 года, когда точно такая же история была разыграна на заседании правительства в отношении меня по поводу Ласпи. Это калька просто, это сценарий написан, он повторяется. Материалы по ООПТ Ласпи были готовы в мае 2017 года. Когда мы увидели Положение о заказнике? В феврале 2018. Пока там уже всё завершилось. Вот это точно такая же история.

Главное обвинить, пусть потом человек отмывается, как хочет, или коллектив разработчиков отмывается, как хочет.

Да, да. Кстати, обвинить. Теперь смотрите, какая здесь решается проблема ещё одна: решается проблема того, что в генплане утверждён срок, который был поставлен Советом безопасности, 10 декабря. Невозможно, мол, какая гадость. «Генплан – это гадость. Его невозможно принимать. Разработчики генплана — плохие люди, потому что они вступили в сговор с таким-то такими-то и внесли это…»

«В чьих-то интересах сработали…»

Конечно. Тут многовекторная задача решается.

Городу генплан нужен, просто реально нужен. Понимаете?! И на том заседании, которое состоялось вчера в Симферополе – это заседание по проектам ФЦП, это ещё раз прозвучало. Поэтому мы будем делать всё от нас зависящее для того, чтобы генплан был принят в кратчайшие сроки. Для того, чтобы он был внесён в публичное пространство. Чтобы он стал понятным людям, чтобы они могли его рассмотреть, чтобы были проведены публичные слушания по проекту генерального плана. Сейчас главная задача – это не допустить расторжение контракта, и всеми возможными методами мы этого будем добиваться.

Представьте себе, что это всё-таки будет продавливаться. Что тогда?

Продавливаться что?

Вот это решение, что на нём тоже будут стоять.

Всё зависит от того, кто будет стоять. На самом деле, у нас же тоже есть союзники. Эти союзники понимают, насколько городу нужен генеральный план. Ведь на самом деле проекты ФЦП могут быть остановлены в будущем году. С 1 января 2019 года проекты ФЦП могут остановиться. Почему? В протокольном поручении Совета безопасности стоял срок – 10 декабря, потому что нужно, чтобы помимо генплана ещё были приняты правила землепользования застройки. ПЗЗ должны быть гармонизированы с генпланом. Не будет генплана – не будет ПЗЗ. А ПЗЗ – это документ прямого действия. Союзники у нас очень сильные, которые понимают последствия, и мы к этим союзникам будем обращаться.

Я, может быть, не случайно задаю такие вопросы, что будет, если ничего не будет… Просто для примера, чтобы вам было понятно, как реагируют на это читатели наши. Следующим образом высказывание звучит: «когда не прикупленное правительством часть Заксобрания в конце концов выплюнет жвачку изо рта, поймёт, что договариваться с прощелыгами, которые плюют и на законы, и на порядочность, и на любые договорённости можно только с позиции силы и напрямую и энергично начнёт работать с Генпрокуратурой, прокуратурой города, Следственным комитетом». Читатель отмечает, что материалов у вас очень много и подозревает, что вы им не даёте хода, а пытаетесь договориться, и непублично.

Это заблуждение. Это неправда. Это не соответствует действительности. Я могу даже сказать конкретно, что в минувшую пятницу было направлено письмо в полпредство Южного федерального округа по ситуации с генпланом. И я направил это письмо, лично я, потому что в пояснительной записке департамента архитектуры, которое нам направил Моложавенко Александр Павлович, были изложены его опасения в отношении непринятия генерального плана. Он там в двух-трёх или даже четырёх абзацах описал последствия непринятия генерального плана.

Тут довольно забавная ситуация: вроде бы как пояснительная записка касалась бюджета города Севастополя, бюджета, на заявку которого подавал департамент архитектуры. Но директор департамента нынешний, Моложавенко Александр Павлович, счёл необходимым в этой пояснительной записке указать на некоторые отрицательные последствия, весьма важные отрицательные последствия от непринятия генерального плана. И мы этим материалом воспользовались. Я тут же подготовил письмо Полпредству и направил буквально в пятницу на прошлой неделе. Более того, это не последнее письмо, будут направлены другие письма, которые будут описывать, в которых будут представлены последствия такого решения, которое, возможно, будет принято. И уже сегодня работают люди, которые занимаются вопросом того, чтобы расторжение контракта не состоялось.

Теоретически можно было бы скептически отнестись к этому, если не было бы примера Ласпи.

Конечно. Конечно.

Где в конечном итоге все точечные действия привели к необходимому результату. Я хочу отметить, что довольно много и довольно прямых высказываний мы получили от читателей для нашего гостя сегодня в студии. К сожалению, по хронометражу мы не успеем ответить на них. Но у Вячеслава Николаевича предложение.

А давайте мы сделаем так — вы вот эти все вопросы консолидируете, направите их мне, и по каждому вопросу я письменно отвечу, а вы мои письменные ответы опубликуете на сайте ForPost.

Я думаю, что это вполне приемлемо.

Я отвечу на все вопросы. На все вопросы без исключения, которые придут в рамках этого интервью, в рамках нашей сегодняшней программы, конечно, в той части, которая относится к моим полномочиям, к моему функционалу.

Приемлемо.

Там, например, был вопрос по Сталинградскому рынку, если не ошибаюсь, я там посмотрел…

Да, предприниматели. Это очень болезненная тема, тоже накипело…

Я изложу свою позицию по этому поводу. Это вне моей, так сказать, компетенции, нашего комитета, но свою позицию по этому поводу я изложу обязательно. То есть ни один вопрос не останется без ответа. Присылайте, пожалуйста.

Собственно говоря, на этом, наверное, мы будем заканчивать. В студии был Вячеслав Николаевич Горелов. До новых встреч и до приятных новостей!

Да. До приятных новостей!

Оставить комментарий